Кодекс торгового мореплавания Украины (КТМ Украины) с комментариями к статьям

Стаття 14. Колізійні норми

Правила цього Кодексу, що містяться у зазначених нижче разделах и главах, применяются:

1) в разделе II " Судно " (за исключением статьи 40 настоящего Кодекса) и в разделе III " Экипаж судна " - к судам, которые зарегистрированы в Украине

2) в разделе IV " Морской порт " - к морским невоенным портам Украины

3) в главе 3 " Морская лоцманская служба " раздела IV - к отношениям, возникающим в связи ' связи с проведением судов государственными морскими лоцманами Украины на подходах к портам Украины, в пределах вод этих портов, а также между этими портами

4) в главе 6 " Имущество, затонувшего в море " раздела IV - к отношениям, возникающим в связи ' связи с затонувшим имуществом в пределах территориального моря и внутренних морских вод Украины

5) в главе 7 " Морские протесты " раздела IX - в случае, когда морской протест заявляется нотариусу или другому должностному лицу

6) в главе 1 " Пределы ответственности судовладельца " раздела Х - к судовладельцам, чьи суда плавают под Государственным флагом Украины.

Пределы ответственности судовладельца и оператора ядерного судна, плавающего под флагом иностранного государства, регулируются законом государства, под флагом которого плавает судно. Если эти пределы ниже установленных настоящим Кодексом, то при рассмотрении спора об ответственности в суде или суде Украины применяются положения настоящего Кодекса

7) в главе 2 " Привилегированные требования " раздела Х - в случае, когда спор рассматривается в Украине

8) в разделе XI " Претензии и иски " - в том случае, когда соответствующие отношения регулируются правилами настоящего Кодекса.

Отношения по договорам морской перевозки грузов, фрахтования судна на срок, фрахтования судна без экипажа, лизинга, буксировки, морского страхования регулируются законодательством государства по соглашению сторон, а по договору морской перевозки пассажира и морского круиза - также тем, что указано в пассажирском билете.

В случае отсутствии согласия сторон относительно применения права отношения сторон регулируются законодательством того государства, где учреждена, имеет основное место деятельности или постоянного пребывания сторона, являющаяся:

а) перевозчиком - в договоре морской перевозки и морского круиза

б) судовладельцем - в договорах фрахтования судна на срок и фрахтования судна без экипажа

в) лизингодателем - в договоре лизинга

г) собственником судна, осуществляет буксировку, - в договоре буксировки

д) страховщиком - В договоре морского страхования.

Стороны вправе отойти в договоре от правил этого Кодекса, касающейся соответствующего договора, если этими правилами не установлено иное.

Комментарий

В части 1 комментируемой статьи говорится о порядке применения норм КТМУ учитывая различные виды морехозяйственной деятельности, и соответственно, широкую сферу применения норм КТМУ. Основная цель закрепления правил, касающихся применения норм КТМУ, - определить сферу отношений, в которых является возможным применение норм КТМУ, и, во избежание недоразумений при применении норм КТМУ. Так, например, для с ' выяснения вопроса о применении раздела IV КТМУ, следует иметь в виду, что нормы этого раздела применяются не ко всем видам морских портов, - исключение составляют военные морские порты. А раздел II (за исключением статьи 40) и раздел III применяются только к судам, которые зарегистрированы в Украине.

Учитывая название статьи, остается открытым вопрос о коллизионные нормы. Ведь, коллизионные нормы - это по сути противоречия, имеет место при наличии как минимум двух норм права, регулирующих одинаковые общественные отношения и характеризуются различием их содержания. Поскольку статья посвящена вопросам применения норм КТМУ, ее нормы скорее носят отсылочных характер и с теоретической точки зрения направлены на реализацию норм права. Итак, содержание статьи вряд ли можно охарактеризовать как противоречие норм права, а ее название требует изменения на такое название " Сфера действия КТМУ и застосувальне право ". Такое название эт ' связывается с содержанием комментируемой статьи, в которой ч. 1 - посвящена вопросам определения сферы действия КТМУ, а ч. 2 - 4 - вопросам определения права, применимого к определенным видам договорных отношений.

В части 2 комментируемой статьи сформулирован принцип " автономии воли сторон договора ", который применяется при решении вопрос о применении права к правоотношениям, возникающим в сфере торгового мореплавания. Согласно указанному принципу, стороны самостоятельно, по своей согласия, выбирают право, определяет их права и обязанности ' связки. Однако, в отличие от аналогичных кодексов других стран, КТМУ: (а) ограничивает применение этого принципа к определенному круга договорных отношений, (б) закрепляет исключения для определенного круга договорных отношений. Ограничения к применению принципа " автономии воли " касаются следующих договорных отношений: отношения по договорам морской перевозки грузов, фрахтования судна на срок, фрахтования судна без экипажа, лизинга, буксировки, морского страхования. Исключается возможность применения принципа " автономии воли " по договору морской перевозки пассажира и морского круиза, поскольку для таких случаев предусмотрено применение законодательства, отмечено в пассажирском билете.

В части 3 комментируемой статьи закреплен принцип " места основания, основного места деятельности или постоянного пребывания стороны по договору ", который в юридической литературе также называют принципом " национальности стороны договора ". Закрепление этого принципа в КТМУ эт ' связывается с выполнением требований Гаагских и Гамбургских правил и отличает содержание КТМУ от КТМ СССР, в котором закреплялся принцип " места заключения договора ". Вместе с тем отметим, что применение этого принципа имеет свои особенности:

(а) этот принцип является производным от принципа " автономии воли сторон договора ", поскольку применяется в случае отсутствия согласия сторон договора о применении права к их правоотношений

(б) применение этого принципа имеет односторонний характер, поскольку применение прямо эт ' связывается с местом основания, основного места деятельности или постоянного пребывания одной из сторон договора, а именно:

- перевозчика - по договорам морской перевозки и морского круиза

- судовладельца - по договорам фрахтования судна на срок и фрахтования судна без экипажа

- лизингодателя - по договору лизинга

- владельца судна, осуществляющего буксировку, - по договору буксировки

- страховщика - по договору морского страхования.

В части 4 комментируемой статьи закрепляется право сторон по приведенным видам договоров определять право, что применяемом правоотношений, без применения норм комментируемой статьи, нормами КТМУ не установлено иное.

<Стаття 13 | Стаття 14 | Стаття 15>

Научно-практический комментарий:

1. Комментируемая статья регулирует вопросы применения норм иностранного права при разрешении дел, подведомственных арбитражным судам. Нормы данной статьи определяют порядок применения исключительно материального права. Нормы иностранного арбитражного процессуального права не подлежат применению, за исключением случаев, прямо предусмотренных международным договором. Согласно ч. 1 ст. 253 АПК 2002 г. дела с участием иностранных лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам настоящего Кодекса, с особенностями, предусмотренными настоящей главой, если международным договором Российской Федерации не предусмотрено иное.
2. Особенности применения норм иностранного права определены ГК РФ, Кодексом торгового мореплавания РФ и некоторыми другими федеральными законами. Нормы комментируемой статьи практически дословно повторяют нормы ст. 1191 ГК РФ, согласно которой при применении иностранного права суд устанавливает содержание его норм в соответствии с их официальным толкованием, практикой применения и доктриной в иностранном государстве.
3. Проблемы установления содержания норм иностранного права затрагивают не только суды общей юрисдикции, но и арбитражные, третейские суды. Применение норм иностранного права включает в себя следующие аспекты:
1) порядок установления содержания иностранного права;
2) порядок толкования и особенности применения иностранного права;
3) определение наличия оснований к отказу в применении иностранного права;
4) порядок применения материального права при неустановлении содержания иностранного права.
Применение норм иностранного права происходит в силу коллизионных норм, которые содержат отсылку к праву определенного государства, как Российской Федерации, так и других стран.
Формулировка ч. 1 комментируемой статьи означает, что иностранное право должно применяться так, как оно понимается и применяется в соответствующем государстве.
Важное значение при получении информации относительно иностранного законодательства имеют международные договоры, определяющие такой порядок обмена информацией, и компетентные органы. В частности, Европейская конвенция об информации относительно иностранного законодательства (Лондон, 7 июня 1968 г.) <1>, согласно которой Договаривающиеся Стороны обязуются предоставлять друг другу в соответствии с положениями настоящей Конвенции информацию относительно своего законодательства и процедур в гражданской и коммерческой сферах, а также своей судебной системы.
--------------------------------
<1> Постановлением Совета Министров СССР от 28 декабря 1990 г. N 1351 СССР присоединился к настоящей Конвенции. Конвенция вступила в силу для СССР 13 мая 1991 г. // Бюллетень международных договоров. 2000. Январь. N 1.

Как правило, суды не обладают необходимой информацией, касающейся иностранного законодательства, понимания его содержания и особенностей применения. Оказать помощь в установлении содержания норм иностранного права могут:
1) Министерство юстиции Российской Федерации;
2) другие компетентные органы Российской Федерации;
3) эксперты;
4) заинтересованные лица.
Согласно ст. 2 Европейской конвенции об информации относительно иностранного законодательства каждая Договаривающаяся Сторона создает или назначает единый орган для получения запросов об информации и для принятия мер по этим запросам. Получающее учреждение может быть либо министерским департаментом, либо другим государственным органом.
Министерство юстиции РФ в соответствии с подп. 27 п. 7 Положения о Министерстве юстиции Российской Федерации осуществляет обмен правовой информацией с иностранными государствами. Учреждения юстиции оказывают помощь в части предоставления информации о содержании права в соответствии с международными договорами о правовой помощи (например, ст. 2 Договора между Россией и Республикой Кыргызстан от 14 сентября 1992 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам").
К другим компетентным органам Российской Федерации относятся прежде всего консульские органы, действующие в соответствии с консульскими конвенциями. Согласно п. 8 Положения о консульском учреждении Российской Федерации, утвержденного Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г. N 1330 <1>, в функции консульских учреждений входит формирование банков данных по законодательству государства пребывания.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 1998. N 45. Ст. 5509.

В качестве экспертов, т.е. специалистов в области иностранного права, могут выступать не только специалисты российских государственных организаций, но также представители международных, иностранных, негосударственных организаций. Согласно п. 5, 6 ст. 2 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" <1> адвокаты иностранного государства могут оказывать юридическую помощь на территории Российской Федерации по вопросам права данного иностранного государства. Адвокаты иностранных государств, осуществляющие адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации, регистрируются федеральным органом исполнительной власти в области юстиции в специальном реестре, порядок ведения которого определяется уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, а именно Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 2003 г. N 584 "Об утверждении Положения о ведении реестра адвокатов иностранных государств, осуществляющих адвокатскую деятельность на территории Российской Федерации" <2>. Без регистрации в указанном реестре осуществление адвокатской деятельности адвокатами иностранных государств на территории Российской Федерации запрещается.
--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.
<2> СЗ РФ. 2003. N 39. Ст. 3768.

Эксперт может быть определен как по инициативе суда, так и по инициативе сторон, других заинтересованных лиц, участвующих в деле. Арбитражный суд, как правило, производит названные действия на стадии подготовки к судебному разбирательству.
В соответствии с абз. 2 ч. 2 комментируемой статьи заинтересованные лица вправе представлять документы, подтверждающие содержание норм иностранного права, на которые они ссылаются в обоснование своих требований или возражений, и иным образом содействовать арбитражному суду в установлении содержания норм иностранного права. Арбитражный суд не может требовать от данных лиц представления документов, подтверждающих содержание норм иностранного права, так как это является их правом, а не обязанностью.
На практике не всегда реализуются вышеназванные возможности установления норм иностранного права. Для разрешения споров при отсутствии информации о содержании норм иностранного права российские суды применяют одностороннюю коллизионную привязку "закона суда", т.е. законодательства Российской Федерации в соответствии с ч. 3 комментируемой статьи. Законодательством не определен срок, по истечении которого в случае неустановления содержания норм иностранного права можно применять российское законодательство. В то же время можно руководствоваться сроком для подготовки дела к судебному разбирательству (два месяца со дня поступления заявления в арбитражный суд), который установлен ст. 134 АПК 2002 г.
Другим основанием для неприменения норм иностранного права является противоречие этих норм основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. Оговорка о публичном порядке характерна для большинства стран, в частности Австрии, Бразилии, Германии, Греции, Италии, Португалии и др. Согласно ст. 1193 ГК РФ отказ в применении нормы иностранного права не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы Российской Федерации.
Термин "публичный порядок" понимается по-разному. В законодательстве разных стран и даже в российском законодательстве, как и в международных договорах, применяются разные формулировки. Под термином "публичный порядок" понимаются прежде всего основополагающие принципы правопорядка, а именно положения Конституции РФ, принципы гражданского законодательства, предусмотренные ст. 1 ГК РФ, и др.
В науке приняты две концепции публичного порядка: позитивная и негативная.
Автором позитивной концепции называют французского ученого XIX в. Пилле. Позитивная концепция определяет публичный порядок путем перечисления законов, принципов, которые должны применяться независимо от содержания норм иностранного права. Негативная концепция публичного порядка определена в ст. 6 Вводного закона к Германскому гражданскому уложению, согласно которой правовая норма иностранного государства не применяется, если ее применение ведет к результату, который явно несовместим с основными принципами германского права. При этом определяется иностранный закон, который не может быть применен в случае противоречия национальному публичному порядку. Оговорка о публичном порядке применяется при признании и исполнении решений иностранных судов. Так, если решение иностранного суда противоречит публичному порядку Российской Федерации, то оно не может быть признано в нашей стране. Подобные оговорки содержатся и в международных соглашениях, например в ст. V Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 29 декабря 1958 г.) <1>.
--------------------------------
<1> Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 10 августа 1960 г. Для СССР вступила в силу с 22 ноября 1960 г. // Вестник ВАС РФ. 1993. N 8.

Содержание понятия "публичный порядок Российской Федерации" не совпадает с содержанием понятия национального законодательства Российской Федерации, что подтверждается и судебной практикой <1>. "Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства (ст. 28 Закона Российской Федерации "О международном коммерческом арбитраже"), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под публичным порядком Российской Федерации понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания" <2>.
--------------------------------
<1> Определение Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г. // Бюллетень ВС РФ. 1999. N 3.
<2> Определение Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г. // Бюллетень ВС РФ. 1999. N 3.

Применение оговорки о публичном порядке обусловливает постановку вопроса о применимом праве, после того как в результате действия указанной оговорки было исключено применение выбранного на основе коллизионной нормы иностранного права.